0
Корзина пуста

студия флористики и красивых событий


Об Оскаре Уайльде, дендизме и тайне

Февраль 1892 года. Лондон. В театре Сент-Джеймс премьера пьесы «Веер леди Уиндермир» Оскара Уайльда. Уайльд и несколько его друзей появляются с бутоньерками из гвоздики зеленого цвета. «И что все это значит?» - спрашивает один из его друзей. Уайльд отвечает: «Ничего не значит, но пусть все ломают головы». 

Эпатаж не прошел не замеченным. Во-первых потому что в то время не выращивали зеленых гвоздик, и этот цвет создавался искусственно – через окрашивание. Во-вторых, потому что среди других появились люди, отмеченные особенным знаком. 


К концу ХIХ века бутоньерка была знаком человека, который внимателен к своему гардеробу. Выбор свежей бутоньерки был столь же важен для денди, как выбор пары ботинок. «Хорошо подобранная бутоньерка - единственная связь между искусством и природой», - говорил Уайльд. А еще он считал, что такие гвоздики отражали его философию – приоритет искусственного над естественным. «Поменьше естественности — в этом наш первый долг» - говорил Оскар, считая что искусство влияет на жизнь, а не наоборот. Рыцарь зеленой гвоздики намеревался совершить революцию в мире моды и своим собственным примером реализовывал это намерение. Со временем зеленая гвоздика стала символом мира богемы и интеллектуалов. Позже в Британии был выведен сорт салатовых гвоздик.


«Истинный художник – тот, кто абсолютно доверяет себе, потому что всецело верен себе», Уайльд. 

P.S.: Дорогой, Оскар, зеленые гвоздики уже существуют. А вот идеально зеленой розы пока нет. Селекционеры не оставляют надежды ее вывести, но пока титул «зеленой» принадлежит лимонно-салатовой розе Лимбо. Хотя чаще ее называют «Роза Доллар». Именно из этих тропических роз цвета денег, с крупными сразу обращающими на себя внимание бутонами, мы создали интерьерный букет в духе дендизма, театра и тайны. Кстати, это цвет унисекс - подойдет и мужчине, и женщине. 

Про Эйнштейна и розы. Про красное и белое. Про «да» или «нет».

В 1915 году Эйнштейн прибыл в Цюрих, и получил сразу несколько писем из зарубежных университетов с предложениями работы. Одно из них – место профессора Берлинского университета от выдающихся ученых Макса Планка и Вальтера Нернста. С высокой оплатой, предложением «преподавать ровно столько сколько он хочет», членством в элитной Прусской Академии Наук и руководством новым исследовательским институтом в сфере физики. Для ученого это была прекрасная возможность посвятить все свое время работе над теорией относительности. Что ответил Эйнштейн?


Он ответил Планку и Нернсту, что завтра он придет к ним с цветами. Если цветы будут красными, это будет означать, что он принимает их предложение, а если белыми – то нет…»


На следующий день Эйнштейн пришел на встречу с красными розами. И его ждал новый переезд – в Берлин.

К сожалению, история не сохранила фотографии этих цветов. Только факт в биографии одного из самых известных в мире людей.  Мы размышляли о том, как могли бы выглядеть такие «да» и «нет» букеты. И в нашем каталоге появился стильный, лаконичный интерьерный мужской букет-куб с рубиново-красными розами.

Про Маяковского, любовь и цветы.

Вы любите розы?

а я на них срал!

стране нужны паровозы,

нам нужен металл!”


Строки приписывают Владимиру Маяковскому «ледоколу страны советов», однако есть и другие мнения. И еще одна история про Маяковского и цветы. 


Париж. 1928 год. Цель поездки – покупка автомобиля для личной музы поэта - Лили Брик. Однако… в октябре в Париже Маяковский встречает Татьяну Яковлеву – русскую эмигрантку дворянского происхождения, манекенщицу Дома моды Кристиана Диора, и Татьяна стала второй женщиной, которой Маяковский посвящал стихи (кроме Лили Брик). 


Маяковский делает ей предложение. Однако, в Советскую Россию Яковлева вернуться не захотела. Что сделал Маяковский перед отъездом? Отправил телеграмму Лили с сообщением о покупке автомобиля марки Рено. И оставил заработанный во время Парижских чтений гонорар на счету одной из французских цветочных фирм. С условием – каждую неделю приносить Яковлевой букет цветов. 


В апреле 1930 года Маяковский застрелился. Однако, в назначенный день в дверях дома Татьяны вновь появился посыльный с цветами «от Маяковского».

 
После смерти Лиля Брик, распоряжающаяся архивом поэта, уничтожила письма Татьяны Яковлевой адресованные Маяковскому. Однако, остались строки и история про цветы, адресованные не ей.


«Я всё равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоём с Парижем»


P.S.: Сегодня мы размышляли о том, как может выглядеть мужской букет в стиле эпохи Владимира Маяковского, и в студии появился лаконичный интерьерный букет с насыщенными, страстными розами цвета вина и рубина.


О Чехове и саде из белых роз

«У всех Чеховых есть одно свойство: их, как говорится, «слушаются» растения и цветы – «хоть палку воткни, вырастет», - говорил Антон Павлович. Он сам был страстный садовод и говорил, также как и Чайковский, что мечта его жизни «когда он не сможет больше писать», - заниматься садом» , Щепкина-Куперник.

Мария Павловна Чехова под окнами дома развела огород, который был назван «Юг Франции». В нем выращивались редкие для полосы культуры – артишоки, бамии, необычные сорта капусты, томаты и баклажаны. Антон Павлович собственноручно высаживал кусты и деревья, но больше всего любил выращивать розы. Вел тетрадь «Сад», в которую заносил высаженные в саду растения. В ней около 159 видов растений, из них 68 сортов роз, записанных латинскими названиями. Он сажал розы разных сортов и цветов, но вырастали в основном белые. И дом Чехова в Ялте назывался «Белой Дачей».

 

На сегодняшний день в саду сохранился только один розы-лианы Banksiae lutea , посаженный Чеховым осенью 1899 года. И эта роза является мемориальной.

Мы задумчиво смотрели на снег за окном, размышляли о том, как может выглядеть снег из лепестков, заснеженный сад и садовая тетрадь Антона Павловича Чехова. Так в нашей студии появился интерьерный букет-книга с белоснежными розами. Кстати, букет из белых роз подходит как для женщины, так и для мужчины, для личного и делового подарка.

О Габриэле Гарсия Маркес, сочетании магии и реальности и желтой розе

Мехико. 22 апреля 2014 года. Дворец изящных искусств. Желтые розы. Много-много желтых роз – цветов, которым при жизни отдавал предпочтение Габриэль Гарсия Маркес. 


Колумбийский писатель, представитель направления «магический реализм», получивший нобелевскую премию за свой роман «Сто лет одиночества», скончался в возрасте 87 лет. 


Одна любимая женщина на всю жизнь – супруга Мерседес, с которой он прожил более 55 лет, и даже на последней публичной встрече он появился с неизменно любимым цветком - бутоньеркой из розы желтого цвета, приколотой на лацкане пиджака. 

Об этом человеке говорят – он создал образ Латинской Америки, в который влюбились миллионы людей по всему миру. Его провожали овации и тысячи желтых бабочек, запущенных в ночное небо Мехико. Люди, оживили одну из ярких сцен из его романа. 


Габриэль Гарсия Маркес – один из самых ярких людей, мужчина, который любит ярко-желтые розы и сочетание мечты, магии и реальности. 

 

Через год после смерти Габриэля Гарсиа Маркеса в едином проекте объединяются Коста - Рика, Доминиканская Республика, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Никарагуа, Панама и Мексика. 


Библиотеки, музеи литературы, крупные книжные магазины и тысячи мелких торговых точек размещают специальные стены, на которые читатели могут прикрепить желтые бабочки. На каждой бабочке – слова, которыми делится человек. О писателе, о его книгах, о том, как книги повлияли на его жизнь. Восхитительно. Вечность.

 

И в нашей студии появился интерьерный, банкетный букет с медово-золотистыми розами с нотками восхищения талантом и теплых воспоминаний о Габриэле